Владимир Крупчак поздравил АЦБК с 79-летием

Вся история комбината – это непрерывный процесс развития и совершенствования, покорение новых рубежей, модернизация и инвестирование в социальную сферу. Но именно трудовой коллектив – главный фактор успеха, в основе которого лежит близкая нам всем ценность – вера в будущее Архангельского ЦБК.
В настоящее время комбинат закончил модернизацию КДМ-2 стоимостью около 7 млрд. руб., продолжается строительство новой выпарной станции (6,5 млрд) и реконструкция энергетического хозяйства комбината с целью перехода предприятия на газ.
Есть комплексная инвестиционная программа, направленная на выпуск новых видов продукции с высокой добавленной стоимостью, освоения новых рынков. Ведь только эффективные предприятия, обладающие высоким технологическим уровнем, и гарантированным сбытом продукции, могут конкурировать на рынке.
В день рождения комбината — мои искренние поздравления трудовому коллективу и особые слова признательности нашим ветеранам за самоотверженный и многолетний труд. Пусть у вас будет больше поводов гордиться Ордена Ленина Архангельским ЦБК!
Желаю новых трудовых побед, процветания семьям, крепкого здоровья, любви, счастья и благополучия!

Владимир Крупчак: компания «Архбум Тиссью Групп» выступила генеральным партнером XV Фестиваля телевизионных фильмов и программ «Берега»

ООО «Архбум Тиссью Групп» (входит в Группу компаний Pulp Mill Holding) выступило генеральным партнером XV Фестиваля телевизионных фильмов и программ «Берега», который прошел в Тарусе с 13 по 16 августа 2019 г.

Организаторами мероприятия выступают филиал «ВГТРК» ГТРК «Калуга» и администрация Тарусского района при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям и патронате ВГТРК.

В этом году на суд жюри было представлено более 200 очерков, сюжетов, документальных фильмов и спецрепортажей, что почти в два раза больше, чем в прошлые годы. Количество конкурсантов увеличилось до 180, работы на фестиваль представили более 50 отечественных телекомпаний и независимых творческих авторов.

География участников Фестиваля довольна обширна: Якутия, Мурманск, Дальний Восток, Забайкалье, Карелия, Северный и Южный Кавказ, города центральной части России. В финал конкурса прошли 34 работы. Победителей в восьми номинациях поочередно приглашали на сцену.

Главную награду получила журналистка ТРК «Санкт-Петербург» Елизавета Терешкина за сценарий сюжета «Крепость Выборгский замок».

Спецнаграду фестиваля получил репортаж ГТРК «Калуга» — «Медведица Машка», который вручил начальник отдела продаж и маркетинга ООО «Архбум Тиссью Групп» Максим Доморацкий.

«Наш завод – новый игрок на экономической карте Калужской области, поэтому для нас было важно поддержать этот великолепный социально-культурный проект, ведь для каждого из нас очень близка тема общечеловеческих ценностей, поиск новых подходов, — отметил член Совета директоров АО «Архангельский ЦБК» Владимир Крупчак. – Мы уверены, что у фестиваля прекрасное будущее и мы находимся на правильном пути».

Выступление на парламентских слушаниях в Госдуме РФ

Уважаемые коллеги!

         Завершается III квартал года коренного реформирования лесных отношений в РФ, и пришла пора посмотреть, как реализуются замыслы и планы, все ли идет по тому пути, который задал Лесной кодекс РФ.

         Большинство публикаций и выступлений последнего времени сводились к тревоге за темпы формирования нормативной базы – разработку и утверждение более чем 50 документов федерального уровня и порядка  10 документов для каждого из лесных субъектов федерации. Сейчас мы можем констатировать, что эта тревога вроде бы не имеет особых оснований. По данным на 10 сентября 2007 года, из 23-х  Постановлений Правительства введены в действие 22, а из 32-х приказов  Министерства природных ресурсов зарегистрированы в Министерстве юстиции 28. Все 5 недостающих документов представлены на утверждение или регистрацию. 2 из них особенно важны для производственников: это Правила заготовки древесины, возвращенные Минюстом на доработку, и Порядок приведения договоров аренды участков лесного фонда в соответствие с Лесным кодексом РФ. Надеемся , что все 5 документов будут приняты  в ближайшее время.

         Хуже, по нашим сведениям, обстоит дело с формированием нормативных актов в субъектах федерации. Темпы продвижения здесь весьма различны. В тех регионах, где работа велась параллельно с разработкой документов на федеральном уровне, она близка к завершению. Там же, где предпочли занять выжидательную позицию, положение критическое. Но если говорить о системе нормотворчества в целом, то можно  сказать: функционеры с задачей справились.

         Гораздо важнее сейчас проанализировать  качество и полноту этих документов, условия для их нормального применения. Именно здесь имеются самые серьезные проблемы, самые опасные «подводные камни».

         Лесной кодекс четко определил логическую цепочку: чтобы лесопользователю подать лесную декларацию, необходимо иметь утвержденный проект  освоения закрепленного лесного участка, а для этого, в свою очередь, необходим утвержденный регламент, который базируется на лесном плане субъекта федерации. Лесной план разрабатывается специализированными организациями при финансировании их из федерального центра – а финансирования нет. Вся система поставлена под удар. Тогда законодатель пошел на крайнюю меру, разрешив формировать эти документы в период до конца 2008 года на основе плана рубок главного пользования, и лишь с начала 2009 года пойти по пути, определенному Лесным кодексом. Но если учесть, что разработка лесного плана – большой комплексный труд, учитывающий планы всех лесопользователей и инвесторов, потенциал лесоресурсной базы, прогнозную динамику рынка,  экологические требования, кадровый, транспортный, энергетический потенциал и соответствующие ограничения, а также то, что только на утверждение лесных планов на всех уровнях потребуется не менее 4-х месяцев, становится ясно: надо немедленно решить вопрос с финансированием работ по формированию лесных планов и в целом по реализации положений Лесного кодекса. Пока же даже в бюджетах 2008 года эти средства не предусмотрены.

         Наведение порядка в системе лесных отношений невозможно без проведения комплекса работ  по межеванию, формированию кадастровых планов и кадастрового учета, регистрации прав пользователей на этой основе. Ведь уже первые шаги по оформлению этих документов «вскрыли» существенные расхождения данных с имеющимися лесоустроительными материалами. Законодатель вынужден был отложить обязательность выполнения этих работ более, чем на год. Кроме того, появилось допущение, что это возможно не последний перенос срока. На практике это означает, что остается возможность манипулировать недостоверными данными, и вся работа по наведению порядка в лесопользовании опять переносится на неопределенное время. Необходимо решить вопрос о развитии мощностей лицензированных кадастровых организаций, в том числе государственных, установить жесткое регулирование  сроков и стоимости этих работ, официально зафиксировать  источники финансирования и публично заявить, что новых переносов этого требования  Лесного кодекса не будет.

         Настоящий переполох у лесников вызвал пункт 2 статьи 2 Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации». Напомню, что этот акт предоставляет органами  государственной власти и местного самоуправления право выдачи лесорубочных билетов, лесных билетов без приведения договоров в соответствие  с Лесным кодексом, но – с 1 января 2008 года. То есть, в 2008 году можно жить по-старому, а вот в сентябре-декабре 2007 года — только по-новому. Посыпались вопросы отовсюду – как быть сейчас, в этом году? Никто не может ответить – ни авторы этой, очевидно ошибочной, поправки, ни законодатели, ни МПР, ни Рослесхоз. В результате каждый субъект федерации ищет свой выход – и все они нелегитимны. Эту ситуацию необходимо немедленно исправить, — нельзя создавать мнение, что и сейчас можно будет произвольно нарушать нормативные  требования в лесном секторе. Не надо подталкивать к этому администраторов и лесопользователей!

         Огромный интерес инвесторов, производственников, управленцев, всей лесной общественности вызвала возможность предоставления лесных участков лесопользователю на основе приоритетных инвестиционных проектов. Развернулась острейшая дискуссия, борьба ведомств, упреки в лоббировании и т.д. Была  сформирована и активно заработала отраслевая комиссия Российского Союза промышленников и предпринимателей, которая собрала, проанализировала и обобщила предложения со всей страны. Эти материалы рассмотрел Консультативный Совет при Минпромэнерго, и в основном поддержал. Там было все – и различные  уровни инвестпроектов, и серьезные рубежи по объемам инвестиций, и довольно широкий круг преференций. Но из итогового документа, уже ставшего нормативной базой, почти все предложения  «испарились». В результате принятый  Правительством документ определил, что к приоритетным инвестиционным проектам в нашей отрасли будут отнесены все проекты стоимостью свыше 300 млн. рублей. Иначе говоря, все лесопильно-деревообрабатывающие предприятия, планирующие  выпускать в год всего  лишь 50 тыс куб. м. пиломатериалов, или 25 тыс. куб.м. продукции деревообработки. Но ведь таких объектов в каждом лесном регионе будут десятки, и все они, по логике действий, должны быть обеспечены древесиной с закрепленных за ними лесных участков. Подчеркиваю, не 1-2 крупных комплексных, стратегических предприятия в субъекте федерации, а десятки. Но все понимают, что это нереально, тем более, что такие сравнительно небольшие объекты расположены кучно, вокруг крупных населенных пунктов, и зоны их экономической целесообразности в заготовке древесины наверняка пересекаются.

         Законодатель придумал выход из этого положения – он сузил преференции для приоритетного инвестора до одной позиции – стоимости леса на корню. Исчезли и предложения по порядку допуска к инвестиционному фонду РФ, хотя бы для создания транспортной инфраструктуры, улетучилась идея привлечения к развитию глубокой переработки древесины федерального и регионального бюджетов – зато теперь инвестиционный проект весьма небольшого предприятия получит громкий статус приоритетного.

         Какого же эффекта мы ждем от такого реформирования?

         И, наконец, о вопросах, неотрегулированных принятой нормативной базой. Ряд из них уже перечислен в докладе и выступлениях.

         Проиллюстрирую примерами, связанными с приоритетным инвестиционными проектами. Из принятых документов неясно, как быть, если заявляемый проект расположен в одном субъекте федерации и частично ориентирован на лесосырьевую базу прилегающих субъектов, а их главы хотели бы распорядиться древесиной с этих лесных участков по-иному. Кто разрешает такой спор, на каком уровне, в какой форме? Каков механизм максимального обеспечения приоритетных инвестиционных проектов древесным сырьем, если значительная часть лесных участков уже закреплена? Если  инвестиционный проект предусматривает модернизацию действующего производства, то распространяется ли преференция, связанная с  50% — ной скидкой стоимости леса на корню, на лесные участки, уже предоставленные в аренду такому инвестору? Переоформляются ли арендованные участки со сроком в 5 лет в долгосрочное лесопользование  приоритетному инвестору автоматически или по особой  процедуре? На эти и целый ряд других вопросов принятые нормативные документы не отвечают.        Из сказанного следует, что необходимо максимально активно и оперативно организовать корректировку и дополнение уже принятых и находящихся «на выходе» документов, приводя их в соответствие со сформулированной высшим руководством страны задачей: обеспечение глубокой переработки древесины, максимальная эффективность лесопромышленного комплекса, переход  из стадии сырьевой роли в международном распределении труда на роль ведущего участника на рынке мировой лесопромышленной продукции. Думаю, не следует опасаться радостно потирающих руки сторонних наблюдателей, заявляющих, что, мол, не успели принять законы, как стали вносить поправки. Надо со всей откровенностью сказать, что не все удалось с первой попытки, что ряд положений жизнь корректирует, и наша общая задача — довести нормативную базу лесного сектора страны до того состояния, которое обеспечит эффективность проводимой реформы.